Поэт воспевает прелесть женской красоты

Анары (в первом стихе) по форме директивный послелог, подобно: илери (илгяри), йукары, и т. д., употребляется не только в Конийском вилайете, но и в Бурсском, с тою только разницей, что между тем как в Копье оно прибавляется к исходному падежу для выражения удаления от предмета, в Бурсском вилайете (в Эдремите) оно соединяется с дательным падежом, например: кёе анары гитмек ‘идти по направлению к деревне*. В Эдремите на офишах отпечатанных оперативной полиграфии в кожухово, вместо обычного сепкен пишется измененная форма; там пишется бир. На свете нет ничего выше любви; ничего нет страшнее разлуки.
Этот номер представляет пустое рифмоплетство.Сал в современном турецком языке имеет два значения:
1) плот
2) носилки для покойника
Перед мечетями часто можно встретить камни, на которые ставят носилки; они известны под именем сал ташы.

№ 37. Эта песня, представляющая жалобу на судьбу, как и многие другие, очевидно, создавалась в степях Чукурова. Второй стих 2-й строфы напоминает пословицу. Поэт сравнивает свою тоску с вскрывшейся раной. Это стихотворение, как и предыдущее, также недокончено.
Воспевая красоты Алжира (Джезаира), поэт подчеркивает, что для ушедшего туда молодца закрыт возврат на родину.
Мне кажется, что стихотворение заключает в себе исторический интерес. Издавна турки, совершавшие преступления в Малой Азии, бежали в порты Средиземного моря. Обычным притоном служил для них город Адалья (в Конийском вилайете). Здесь их поджидали уже пираты, выкрикивавшие на берегу: «анасына, бабасына дарылан йок му?» ‘не повздорил ли кто с своими родителями?4 (иными словами: не находится ли чья-либо жизнь в опасности?). Всех желающих пираты охотно брали к себе в гребцы на галеры и затем продавали в рабство в Африку (преимущественно в Алжир).
Во втором стихе 3-й строфы балык сурати йазылыдыр дашында, ‘на камне (источника) изображена рыба* заключается воспоминание об искусстве сельджуков, у которых рыба была одним из любимых орна-
Мейтов. До сих пор еще в Конье можно встретить на памятниках сельджукской эпохи изображение рьибы (вероятно, по ассоциации с идеей о воде). Дёкме донну вовсе не значит ‘платье с пуговица1ми Это обычное название для широких штанов, какие обыкновенно носит, например, мусульманское духовенство. Очевидно, Гизе понял дёкме (от декмек ‘лить*) в смысле дуг(й) ме ‘пуговица*. Дон в некоторых турецких наречиях значит ‘платье, шуба*, но в османском языке употребляется только в смысле ‘штаны, кальсоны, шаровары.

Голосов пока нет

Другие материалы подшивки